В течение XVII-XX вв. результатом консолидации и концентрации денежных капиталов в банках явилось усиление экономической мощи крупных государств мира (Великобритания, Франция, Германия, Рос­сия). Стабилизировалась роль определявших уровень кредитных отно­шений в средние века европейских стран (Италия, Испания, Португа­лия, Нидерланды). В XX в. сформировался крупный экономический потенциал США и Японии[1]. Качественно различный уровень структуризации товарно-денежных отношений повлиял на преобразование кредитных отношений, на степень их концентрации, централизации и монополизации, государственное регулирование.

Зарождение финансовых рынков и усиление позиций центральных банков
Финансовые рынки.

Чем больше было субъектов хозяйствования, тем при всех прочих равных условиях более интенсивно происходило увеличение кредитных операций банков ведущих европейских стран. Для их проведения бан­ки не только расширили свою денежную основу (внедрение новых видов кредитных денег), но и способствовали формированию национальных и мирового финансовых рынков. Уже с XVII в. по мере упрочения пози­ций фондовых бирж, котировок на них ценных бумаг государств и раз­личных компаний, массового учредительства акционерных обществ банки развивают отдельные сегменты финансовых рынков как полно­кровных источников пополнения своего денежного капитала для осуще­ствления кредитных операций.

«Как только торговля деньгами отделяется от торговли товарами, она приобретает – при известных условиях, определяемых производ­ством и торговлей товарами, и в этих пределах – свое собственное раз­витие, имеет особые законы и фазы, которые определяются ее собствен­ной природой. Когда же вдобавок к этому торговля деньгами в своем дальнейшем развитии расширяется до торговли ценными бумагами – причем эти ценные бумаги состоят не только из государственных бу­маг, но к ним присоединяются и акции промышленных и транспорт­ных предприятий, и торговля деньгами завоевывает, таким образом, прямое господство над частью производства, которое в общем и целом господствует над нею, тогда обратное действие торговли деньгами на производство становится еще сильнее и сложнее. Торговцы деньгами являются собственниками железных дорог, шахт, металлургических за­водов и т. д. Эти средства приобретают двоякий характер: их работа должна приспособляться то к интересам непосредственного производ­ства, то к потребностям акционеров, поскольку они же являются бан­кирами»[2].

Однако концентрация частного финансово-промышленного капи­тала неизбежно вырастает до национальных масштабов. Кредитная активность банков Великобритании и Голландии на протяжении дли­тельного времени вплоть до XX в. выражалась не только уровнем про­мышленного развития, но и масштабами проводимых операций. На протяжении трех столетий (с 40-х гг. XVII в. до 40-х гг. XX в.) интенсив­ность кредитных операций этих банков определялась масштабами тер­риторий и проживающего на них населения. За отмеченный период рост колониальных владений к метрополии по площади и количеству насе­ления составил: для Великобритании – соответственно 73 раза и 9,5 раза, для Голландии – соответственно 70 раз и 8 раз. Только банки Великоб­ритании имели за границей свыше 4 тыс. отделений, позволявшие со­хранить фунт стерлингов как резервную валюту, обслуживающую 1/3 мирового платежного оборота. Валютные резервы Великобритании (с учетом Франции и США) за 1815-1913 гг. увеличились соответственно по золоту в 150,2 раза, по серебру – в 49,2 раза. Огромные государствен­ные расходы требовали задействовать банки в качестве крупных фи­нансовых посредников.

В ВЕЛИКОБРИТАНИИ укрепление национальной валюты, при­вязка к ней внутреннего государственного долга благодаря организа­ции Банка Англии создало основы взаимодействия государства как крупного заемщика банка и банка как крупного кредитора государства. Банк Англии с помощью собственных банкнот гарантировал обслужи­вание государственного долга. Он мог выдавать кредиты правитель­ству с разрешения парламента. При несоблюдении сумма штрафа со­ставляла трехкратный размер суммы выданных правительству кредитов без разрешения парламента. Даже король не мог изменить данное положение. С 1746 г. было установлено устойчивое соотношение, кото­рое длительное время соблюдалось между кредитами банка государ­ству и увеличением акционерного капитала в результате дополнитель­ного выпуска акций и дополнительных взносов.

Концентрация привилегий в центральном банке предопределила централизацию денежного капитала, с ней кредитные операции банков приобрели дополнительный стимул роста и устойчивость. Это обеспе­чивалось за счет расширения обслуживаемых банковскими услугами территорий и установления льгот для крупных клиентов. Если в 1890 г. 104 английских банка имело 2203 отделения, то к 1926 г. только 18 круп­ных банков располагало сетью в 8676 отделений. По активу общего баланса английских банков ссудные операции в течение длительного периода были стабильными и составляли долю в 58%.

Монопольное положение отдельных акционерных банков ослаби­ло позиции Банка Англии. Правительство вынуждено было выдавать специальные разрешения для слияния крупных банков. В то же время банки не испытывали конкуренции и вплоть до 70-х гг. XX в. находились под защитой банковского картеля, который контролировал процент­ные ставки и условия деятельности. Регулирующая роль Банка Англии была постепенно восстановлена и упрочена. Благодаря совершенство­ванию кредитной деятельности удалось ликвидировать противоречия, сложившиеся между лондонскими (столичными) и провинциальными банками в результате конкуренции на финансовом рынке и создать еди­ную банковскую систему.

В ГЕРМАНИИ монополизация банков позволила контролировать рынок ценных бумаг, что усилило риск долгосрочного кредитования промышленности и создало предпосылки для образования банковских синдикатов при высоком уровне акционерного капитала и отсутствии широкой сети филиалов. Стабилизации банковской системы, усилению роли Рейхсбанка способствовала тесная связь с местными банками. К 30-м гг. XX в. количество акционерных банков составило около 400. Усилилось монополистическое влияние ведущих трех крупных банков (Дойчебанк, Дрезденербанк, Коммерцбанк).

Во ФРАНЦИИ выпуск ценных бумаг без обеспечения привел к спе­кулятивной рискованной кредитной деятельности «Генерального об­щества движимого имущества» («Кредит мобиле») с середины XIX в. К концу XIX в. из 6 тыс. банков, появившихся в течение 50 лет, оста­лось 2 тыс. Только благодаря кредитной политике Банка Франции с начала XX в., внедрению ломбардных операций (кредиты под залог го­сударственных ценных бумаг) удалось стабилизировать кредитный рынок, учетную ставку процента. Преобладание операций с ценными бумагами усилило позиции крупных деловых банков – известных бан­кирских домов Вормса, Дрейфуса, братьев Лазар и др. Большое значе­ние придавалось межбанковским связям, упрочению корреспондентс­ких отношений, особенно в условиях постоянной конкуренции с разветвленной государственной кредитной системой (почтовые сбер­кассы, народные банки) и из-за высокой степени государственных при­тязаний (тенденций к национализации банков).

В РОССИИ государственные банки (Медный, Вспомогательный для дворянства, Ассигнационный и др.) на протяжении длительного пери­ода занимались долгосрочным кредитованием (с 30-х гг. XVIII в.). Появление коммерческих банков началось с 60-х гг. XIX в. К 1914 г. было создано более 50 банков, количество их отделений возросло с 40 до 822. Распространенными становятся ссуды под ценные бумаги. Со стороны других кредитных учреждений (обществ взаимного кредита, городских банков, кредитной кооперации) ощущалась постоянная кон­куренция.

Небольшое количество коммерческих банков объяснялось полити­кой государства (финансовая поддержка крупных банков, жесткое ре­гулирование акционерного учредительства).

Особое значение имела собственно кредитная деятельность Государ­ственного банка. Вразрез с уставом, по которому основными учетно-ссудными операциями являлись учет векселей, срочных правительствен­ных и общественных процентных бумаг, иностранных тратт и ссуд под товары и ценные бумаги. Госбанк предоставлял долгосрочные креди­ты и осуществлял прием в залог недвижимого имущества заемщиков по векселям. Развитие получили неуставные ссуды, т.е. операции, произ­водимые по специальной докладной министра финансов и с разрешения императора. По назначению, размерам и сроку они противоречили уставу.

Далее важным направлением становится развитие промышленного кредита (ссуды под простые векселя, под залог недвижимого имуще­ства, различного рода инвентарь). Тесная подчиненность Министерству финансов в качестве его вспомогательного учреждения не способство­вала развитию краткосрочного кредита.

В советское время (с 20-х по 80-е гг. XX в.) Госбанк был превра­щен в орган краткосрочного кредитования народного хозяйства: ком­мерческий кредит был заменен прямым банковским, а система ком­мерческих банков – системой государственных специализированных банков


 

[1] Особенности развития американских и японских банков более подробно рассмат­риваются в других главах учебника.

[2] ‘Энгельс Ф. Письмо к К. Шмидту. 27 октября 1890 г.; Маркс К., Энгельс Ф – Соч -2-е изд.-Т. 37.-С. 414-421.

Оставить комментарий